Социокосмономическое моделирование и перспективы его применения

   Региональные социологические школы на пороге XXI  века: Материалы международной научно-теоретической конференции, Красноярск, 17 октября 2001 г./ Сибирский юридический институт МВД. – Красноярск, 2001. – С. 55-66.

   Фундаментальное рассмотрение самоорганизации различных систем во времени, в частности -  человека и социосистемы, может явиться истоком осмысления построенного на принципе самоорганизации гражданского общества. Ведь именно самоорганизацию граждан, с точки зрения теории систем и управления, следует признать основным принципом гражданского общества нового типа, которая способствует не только самореализации личности и ее частных интересов, как это принято в западной традиции, но и достижению целей определенной социальной общности, что более свойственно менталитету, сформированному в условиях общинного проживания в рамках совместной российской, белорусской и украинской государственности.

   В России уже обозначается тот тип личности, который способен сформировать новое общество XXI века. Это те люди, которые в сложнейших трансформационных перестроечных процессах выстрадали свое призвание, деловую компетентность и профессионализм, внутреннюю убежденность, и отличаются мировоззренческой целостностью, стремлением к разным формам социальной активности. Кроме стремления к успеху для его достижения им важно действовать и вписываться в жесткие временные рамки, уметь планировать и прогнозировать жизненные процессы. Данная тенденция формирует чисто функциональный подход ко времени. Наличие же внутреннего, нравственно-духовного стержня и богатого культурного генетического потенциала делает позицию человека не зависимой от социальных, политических, властных процессов, но предполагает соблюдение и культивирование надличностных ценностей, призванных защитить интересы других, свободных и равноправных членов сообщества. В этом отношении социальное время теряет жестко очерченные рамки часового измерения, и основным его атрибутом выступает качественно-определенное содержание, например – историческое событие или переживание, организованное вокруг целей и ценностей, морали и этики, предполагающее духовно-символическое осмысление реальности. Назовем такой подход к социальному времени атрибутивным.

   В функциональном подходе к анализу социального времени под временем прежде всего понимается часовое (физическое) или астрономическое время, в основе которого лежат циклические космические процессы, которые можно представить в виде ритмозадающих факторов. В астрономии за 2,5 тысячи лет ее развития выявлено и изучено большое количество циклических процессов, каждый из которых можно было бы положить в основу определения объективного времени и единиц его измерения. На историческом пути развития человеческого разума предпочтение было отдано трем процессам - вращению Земли вокруг своей оси (сутки), движению Луны вокруг Земли (месяц, разделенный на недели) и обращению Земли вокруг Солнца (год).

   Три цикла социального времени, согласованного с космическими календарными ритмами, выделяют Дж. Левис и Э. Вайгерт: дневной цикл, недельный и годовой /9/. Физический день с его сменой дня и ночи и градациями рассвета, утра, полдня, сумерек и ночи является основой для ежедневного цикла деятельности человека. Повседневные виды деятельности, будь то университетская учеба или спортивные  занятия, организованы так, чтобы продолжать точно отведенное для них время вне зависимости от социального или психологического состояния участвующих в них людей. Несмотря на жесткий режим времени, люди не только ожидают необходимых временных моментов в жизни, но и ценят такое время, так как отсрочка или замена каких-то событий приводят к негативным эмоциям и срыву важных дел.

   Недельный цикл отражает представления о трудовой деятельности и выходном режиме отдыха. В зависимости от того или иного дня недели меняется соотношение свободного и рабочего времени, времени, которое человек тратит на свою семью и на себя.

   Времена года также отличаются по своему социальному значению. Во-первых, в зависимости от времени года меняются способы проведения свободного времени. Во-вторых, каждый сезон отличается от других своим праздником. Символически трансформируясь, смена времен года влияет на наши мысли, чувства, поведение. Причем в каждой региональной и национальной структуре существует специфика понимания этих природных циклов.

   Для наших предков природные, календарные циклы отнюдь не были просто средством арифметизации времени. Критерием совершенства календарей была их согласованность не только с общепринятыми а качестве эталонов времени тремя циклическими космическими процессами, но и со многими другими циклами (ритмами) космосферы. Следование космической ритмике, вероятно, было фактором выживания первобытных общин. Неслучайно в упомянутых календарных системах фигурируют циклы, хорошо известные современной хронобиологии. Исходя из всего вышесказанного, становится более полным также представление о собственной динамике организма, тесно связанной с понятием биологических часов. В основе биологических часов лежат ритмы, обусловленные циклическими изменениями геофизических факторов и создающие как бы "чувство времени" во многих биологических объектах, начиная от простейших и кончая весьма высокоорганизованными. А. Уинфри, в частности, высказывает предположение, что "естественный отбор мог благоприятствовать тем созданиям, внутренняя динамика которых лучше соответствовала периоду вращения планеты, чем у их менее успешных, ныне исчезнувших соперников" /7,с.175/. От биологических образований на антропогенной стадии их эволюции начинается "цепочка" распространения космобиоритмов и циклов на социальную реальность.

   Часовое время, согласно современным социологическим теориям, является для человека ценным ресурсом и способом организации его жизни, и отражает объективные качества и характеристики социального времени. Рождение, рост, расцвет, старение и смерть людей, человеческих общностей, цивилизаций локализованы в объективном (часовом циклическом) времени, формирующим ритм. В данном контексте следует отметить работы, нацеленные на обоснование теории временных циклов. К ним относятся исследования А. Богданова, Л. Гумилева, Н. Кондратьева, В. Косолапова, П. Сорокина, О. Ширгазина, Ю. Яковца, а также работы зарубежных ученых: Ф. Броделя, В. Крелле, Г. Менша, У. Ростоу, А. Тойнби, О. Тоффлера, А. Шлезингера, И. Шумпетера. Большое значение для раскрытия анализируемой нами проблемы имеет идея космоцикличности в применении к социальному прогнозированию, развиваемая в работах В. Косолапова, В. Немировского, А. Чижевского, О. Ширгазина, Ю. Яковца.

   Данный подход способствует выделению объективного количественного (циклического) тренда во временной организации социосистем, формируя космономическую составляющую социальной прогностики. Причем поскольку в любой системе «запуск» ритмов начинается с момента начала жизнедеятельности, или рождения того или иного организма, проявления самостоятельной деятельности того или иного объекта, то имеет смысл зафиксировать в этот момент в рамках выбранных координат позицию ритмозадающих факторов (назовем эту пространственно-временную картину  космограммой), относительно которой и будет рассматриваться циклическое развитие объекта. До сих пор в социальном прогнозировании, имеющем прямое отношение к фактору времени, в качестве тренда не рассматривались непосредственно уравнения циклического временного развития. 

   Исследуя временную организацию социосистем и такие структурные черты социального времени, как синхронность и порядок, ритм и фазы, П. Сорокин и Р. Мертон доказывают, что знание специфических периодов (циклов) зависит от значения, приписываемого им /6, 10/. Таким образом, каждый цикл проявляется в определенной сфере жизнедеятельности и несет в себе определенную информационную нагрузку. Социальный объект обладает сложной полицикличной динамикой и свойственным только ему информационным и духовным своеобразием. Упоминаемые П. Сорокиным и Р. Мертоном «значения» можно выявить при исследовании исторического прошлого социальных общностей и зафиксировать в информационной базе циклов. В результате исследования прошлого США, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Испании обнаружилось, что вероятность свершения события согласно ритму движения ритмозадающего фактора и его выделенной информационной базы с учетом предлагаемой системы допустимых отклонений (орбисов), находится в пределах 0.91 - 0.98. Это отражает факт сохранения закона трендовой динамики в особых, экстремальных исторических условиях, что говорит о фундаментальном, построенном на синхронизме, внутреннем механизме взаимодействия космоциклов и социальной ритмики в рамках социального времени. Четкое разграничение ритмов согласно социальной информации, полученной в результате длительных эмпирических наблюдений, объединение этих ритмов в единую систему (космограмму), формирующую социокосмономическую модель, дает в руки исследователя серьезный инструмент в деле анализа и прогнозирования общественных процессов. 

   Логико-эмпирическое продолжение идеи П. Сорокина и Р. Мертона об информационной базе циклов вполне согласуется с нашим утверждением о том, что в результате многих космических синхронизирующих циклов в биосоциальном генотипе выкристаллизовываются и закрепляются соответствующие социальному уровню развития материи функциональные информационные блоки, что находит отражение в соответствующей информационной базе ритмозадающего фактора /3,с.92/. Пользуясь терминологией феноменологической социологии Шюца, в итоге возможно получение конечных областей значений. Анализ конечных областей значений имел также значение для П. Бергера и Т. Лукмана при аргументации концепции символического универсума. Таким образом, обращение к феноменологической социологии акцентирует аспект субъективно-социального времени, что дает качественно иной – атрибутивный подход к социальному времени. Время является аспектом природы (благодаря циклическим космическим процессам, образующим часовое природное время), но эту природу необходимо понимать как включающую в себя символический универсум человеческого сознания и общества. По утверждению К. Поппера, «планеты... – это совершенный идеальный часовой механизм. Ведь благодаря ньютоновской теории их движение оказалось точно предсказуемым» /5,с.502/. Однако, по мнению этого же ученого, прав был Пирс, который предполагал, что «наш мир управляется не только в соответствии со строгими законами Ньютона, но одновременно и в соответствии с закономерностями случая, случайности, беспорядочности, то есть закономерностями статистической вероятности. А это превращает наш мир во взаимосвязанную систему из облаков и часов...» /5,с.504/. Таким образом, природное часовое («часы») и субъективно-социальное («облака») время не противостоят, а дополняют друг друга, что, на наш взгляд, открывает перед социальным прогнозированием новые возможности. Поскольку, по замечанию Поппера, ритмическое движение точно предсказуемо, то благодаря известному тренду ритмозадающего фактора можно успешно осуществлять прогнозные разработки. В то же время исследование символического универсума человеческого общества на примере социокосмономической модели позволит глубже проникнуть в тайны феноменологии.

   В социокосмономической модели самые разные феномены, синхронные в своей динамике с ритмом движения ритмозадающего фактора, через конечные области значений классифицируются соответственно иерархии космосферы. Ритмозадающий фактор в данном случае соответствует понятию предельной координаты П. Бергера и Т. Лукмана /1,с.314/. Таким образом, появляется возможность констатировать: космограмма есть не что иное, как символический универсум, включающий конечные области значений предельных координат (ритмозадающих факторов).

   Если речь идет о символическом универсуме, присущем только человеку и человеческому обществу, необходимо обращение к методологии имитационного моделирования динамики социосистем. Человек, обладающий со-знанием, имеет возможность мгновенного соприкосновения с вмещающей в себя потенциально все реальностью, то есть со знанием. "Сознание - это мгновенное, точечное проявление океана бессознательного - пишет Т. П. Григорьева. - В каждом моменте сознания присутствует прошлое, настоящее и будущее, миг (кшана) есть вечность, так же как точка есть неразвернутая Вселенная, и они суть одно и то же, только пребывают в разных состояниях: явленного и неявленного мира" /2,с.293/. Человек не только имеет возможность выхода в информационно насыщенный, хаотический, или неструктурированный универсум, но и обнаруживает способность особым образом упорядочивать, а также видоизменять существующий порядок вещей.

   Таким образом, циклы, рассматриваемые в трендовом моделировании, в данном контексте имитационной модели описываются как средство, с помощью которого свернутая и бесконечная потенциальность идей упорядочивается, структурируется в символическом универсуме (космограмме) и раскрывается во временном измерении. Однако благодаря творчески конструктивной природе сознания, видоизменяющей положение вещей, будущее - это еще и некоторая иная возможность, зависящая не только от прошлого развития объекта. В таком подходе к сути временных процессов состоит принципиальное отличие от детерминизма. Социальные процессы освобождаются от фатальной детерминированности благодаря свободе волеизъявления и духовного выбора человека, духовным пассионарным толчкам, и предполагает разновариантное будущее и разные пути разрешения исторической ситуации – революцию или эволюцию.

   Вероятно, сам процесс творчества или видоизменения немыслим без духовной жизни, ориентированной на некоторые в высшей степени абстрактные категории, лежащие в основе нашего мира, а именно – на категории добра и зла. Активная роль человека выражается в свободе выбора между добром и злом и определяющем значении его действий в моделировании будущего. Согласно современным достижениям физики, природа располагает очень действенным способом четкого определения принадлежности любого феномена к одному из двух прямо противоположных неравноценных полюсов, причем промежуточных полюсов не существует. Архетипы коллективного подсознательного связаны с понятиями этих начал (добра и зла) и выражаются особенным образом в различных социальных общностях в мифах и духовно-идеологических системах.

   Свобода выбора альтернатив будущего, согласно предыдущим рассуждениям, как раз и возникает благодаря феномену человеческого сознания, способного соприкасаться с потенциальной реальностью и структурировать ее в систему прообразов и архетипов. П. Бергер и Т. Лукман объединили подобные устойчивые прообразы [в нашем случае - ритмозадающие факторы] в символический универсум [космограмму], который понимается как матрица всех социально объективированных и субъективно реальных значений /1,с.158/. Важнейшую функцию осмысления и упорядочивания социальной жизни, превращая ее из хаотического потока событий в структурированную последовательность качественно переживаемых ситуаций, выполняют социально-культурные образцы, свойственные только человеку и человеческому обществу. В отличие от прообразов социально-культурные образцы, вмещая в себя эти прообразы, благодаря вмешательству человеческого сознания трактуют их и упорядочивают друг с другом особым, индивидуальным образом. Это придает неповторимый колорит и духовный смысл той или иной культурной общности и традиции, определяет уровень социально-духовной зрелости общества. Итак, предельные координаты символического универсума космограммы (ритмозадающие факторы) формируются в своего рода информационный скелет, основу, которая, наполняясь присущей эпохе или социальной общности живой тканью человеческой мысли и действия, системой норм и ценностей, как раз и выражается в конкретных социально-культурных образцах.

   Таким образом, социокосмономическая модель прогнозирования как нельзя шире, с помощью космосоциоциклов и космосоциоритмов, символического универсума сознания отражает включенность человека и общества в единое интегрированное пространство Универсума. Это вносит целый ряд качественно новых моментов в систему взаимоотношений и взаимодействий между обществом и природой, между людьми, социальными общностями, социальными системами, отражая тенденцию космизации социальной реальности. К тому же, в современных условиях, когда все чаще приходится обращаться к темам развертывания ПРО или превращения планеты благодаря информационным технологиям в одну «большую деревню», требуется формирование космического мышления. Космизация социальной реальности превращается в ведущую закономерность современного исторического развития. Тип личности, формирующийся в результате подобного процесса и благодаря все более широкому применению социокосмономического моделирования, будет характеризоваться не только познанием собственной индивидуальности и ритмологических особенностей в созвучии с Космосом, грамотной организацией и прогнозированием своей деятельности, осознанием ответственности и свободы выбора моделей поведения (что, собственно, и характеризует процесс самоорганизации человека в гражданском обществе нового типа), но и мировоззренческую целостность в единой ткани с Универсумом. Широкая теоретическая система, построенная на основе символического универсума, как полагают П. Бергер и Т. Лукман, будет включать общую теорию космоса и общую теорию человека. Духовный смысл приходящей космической эпохи, его идея могут быть раскрыты в той культурной общности или традиции, которая выпестовала актуальную идею XXI века.

   Генезис социологической мысли подсказывает, что эволюцию социума как  органическую часть природно-космических процессов рассматривали и во многом предвосхищали формирование новой научной картины мира представители «русского космизма» или «антропокосмизма», универсумной парадигмы, родоначальником которой является В. Немировский. Это уникальное явление русского характера вкупе с современными научными достижениями, различными идеологическими концепциями и традициями, обращающими взгляд человека в Космос, способны реанимировать чувство космофилии и сформировать особый тип мышления, свойственный информационно-космической цивилизации, подчиняющейся духовным законам Универсума. Идея становления homo cosmicus - источник осмысления построенного на принципе самоорганизации гражданского общества нового типа в России.

 

Литература:

1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. - М.: "Academia-Центр", "Медиум", 1995. - 336 с.

2. Григорьева Т. П. Образы мира в культуре: встреча Запада с Востоком //  Культура, человек и картина мира: Сб. ст. / Редкол.: К. Т. Авсиевич (гл. ред. и др.) - М.: Книга, 1987. – с. 128 - 139.

3. Кудрявцева В. И. Начала космономии. - Мн.: "Бестпринт", 2001. - 144 с.

4. Немировский В. Г. Введение в теоретическую социологию. Универсумная парадигма: учебное пособие. - Красноярск:  Красноярский государственный университет, 1991. - 123 с.

5. Поппер К. Объективное знание. Эволюционный подход // Поппер К. Логика и рост научного знания: сборник публицистических статей. – М.: «Прогресс», 1983. – С. 496 - 540.

6. Сорокин П. Социальная и культурная динамика. - Санкт-Петербург: РХГИ, 2000. - 1056 с.

7. Уинфри Артур Т. Время по биологическим часам. - М.: Издательство "Мир", 1990. - 208 с.

8. Урманцев Ю. А. Симметрия природы и природа симметрии (философские и естественнонаучные аспекты). - М.: «Мысль»,  1974.- 229 с.

9. Lewis J., Weigart A. The structures and meanings of social time // Social forces (Baltimore). - 1981. - Vol. 60, №2. - P. 432-462.

10. Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. - N. Y.: Culture, 1937-1941. - Vol. I-IV.

 

Биоритмофон

Ноябрь 2017 года 

 

Ритмическая буря: 22 - 23, 25 - 29 ноября.

 

Ритмическое благополучие: нет. 

 

Общие кризисные дни для поездок на автомобиле: 22 - 23 ноября.  

 

Подробнее, о группах риска и благополучия...

 

Новости
День в день реализовался прогноз о начале сухопутной операции Турции в Сирии.  
Создан наш первый проект онлайн расчётов: совместимость по дате рождения!    .
Интервью Вероники Кудрявцевой о биокосмономике на Всероссийском Конгрессе руководителей учреждений здравоохранения.